«Святвечер» во Львове ознаменовался шпионским скандалом

Один из ведущих журналистов популярной украиноязычной газеты «Експрес» Тарас Зозулинский совершенно случайно нашел у себя в квартире устройство для негласного снятия информации. «Жучок» был аккуратно вшит в домашнюю одежду и, по оценке приглашенного редакцией специалиста, отличается весьма высоким качеством вдобавок к автономной системе подзарядки.
Тарас Зозулинский

Депутат II – YII созывов Верховной Рады Украины Юрий Кармазин, возглавлявший, среди прочего, парламентский комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, незадолго до начала предвыборной кампании-2012 констатировал с трибуны ВР факт непомерно высоких расходов, на которые пошла ведущая украинская спецслужба с целью оснащения её территориальных подразделений сверхсовременной импортной «прослушкой» и прочими устройствами для слежения за «врагами народа». У депутата возникли смутные сомнения в правильном использовании СБУ достижений мировой научной мысли. Дескать, «пастись» в чужих персональных компьютерах и смартфонах чекисты теперь смогут и с целью собственного обогащения. А еще – выполнять заказы новой «донецкой» власти по дискредитации оппозиции.

По мнению самого Т. Зозулинского, установка прослушивающего оборудования могла быть связана с его профессиональной деятельностью. В течение минувшего года он подготовил для своего издания несколько разоблачительных материалов о причастности семьи премьер-министра Украины Николая Азарова в завладения активами на крымском побережье, сделок вокруг дачи Президента в Магараче, злоупотреблений милицейского предприятия средствами граждан Украины.

После обнаружения «жучка» Тарасу Зозулинскому позвонили из милиции и сказали, что у него дома планируется обыск. На вопрос журналиста, есть ли на обыск санкция суда, ему ответили: «Санкцию попробуем взять, но если ее не будет, обыск равно проведем».
За событиями у входа в квартиру журналиста наблюдало пол-страны. Дабы «сбалансировать» ситуацию, к дому, где живет Зозулинский, прибыли несколько бригад тележурналистов. Мои «пишущие» коллеги моментально «отсалютовывали» MMSками каждую попытку незаконного милицейского вторжения. Сообразив, что вломиться в «нехорошую квартиру» и устроить в оной «шмон» без присутствия адвоката крайне проблематично, милиционеры приняли компромиссное решение: осаду-де они снимают, но в качестве ответного жеста ждут Тараса Зозулинского в понедельник к 9 утра в кабинете следователя Галицкого районного отдела УМВД Украины в Львовской области по фамилии Медведь. Во избежание «кидка» (то есть повторной попытки проникнуть в квартиру и уничтожить вещдок) найденный журналистом «жучок» был незаметно для горе-сыщиков перенесен в один из кабинетов редакции «Експреса». Один из сотрудников популярного издания полагает, что цель милицейского вторжения на самом деле была иной: правоохранители без лишних свидетелей надеялись удалить другие «жучки», которые могут быть в квартире, чтобы окончательно замести следы.

Пресс-секретарь львовской милиции Светлана Добровольская заявила, что не может предоставить комментарий относительно событий, происходивших перед квартирой журналиста Тараса Зозулинского. Это довольно странно, поскольку существует специальный приказ министра внутренних дел Украины, обязывающий милицию безотлагательно информировать общественность о резонансных событиях, связанных с препятствованием профессиональной деятельности журналистов. В частности, в приказе МВД Украины № 88 от 25.03.2010 «О совершенствовании взаимодействия органов внутренних дел со средствами массовой информации» указано: «3.4 В случае совершения противоправных действий в отношении представителей средств массовой информации, других резонансных событий с их участием обеспечить немедленное прибытие в места таких событий руководителей ГУМВД, УМВД, горрайлинорганов и соответствующих подразделений по связям общественностью с целью осуществления контроля за соблюдением прав журналистов. Срочно докладывать о таких событиях Министру внутренних дел Украины».

Сегодняшний допрос г-на Зозулинского в Галицком РОВД длился 4 часа. Телефонной связи с коллегой у журналиста «МК» все это время не было, оставалось дожидаться известия о новом достигнутом компромиссе.

Примерно в 13 часов (в 15 по московскому времени) руко