О неправедном суде и о необходимости политики


Владимир Лесной в статье «О трех столпах современной развитой нации. В развитие дискуссии с Сергеем Грабовским...» любезно предоставил право поставить точку http://www.day.kiev.ua/220838 в полемике мне. Поэтому позволю себе воспользоваться этим правом не для дискуссии самой по себе, а для уточнения некоторых принципиальных моментов, затронутых в статье моего оппонента.

Начнем с самого простого. «От политики действительно никуда не денешься. Вот только заниматься политикой следует рационально, выбирая оптимальные формы. Политика не должна становиться убежищем для бездельников, бездарей и явных аферистов. Как правило, полезно самостоятельно навести порядок в своем дворе или доме, чем полдня стоять с плакатами около жэка и скандировать «Ганьба!» и «Геть президента и парламент!«». Разве можно что-либо отрицать, когда речь идет об аферистах и бездарях? А вот на счет самостоятельного наведения порядка в своем дворе... 200-квартирный дом, где я прожил почти всю жизнь, — кооператив. Сейчас квартиры приватизированы. Территория при доме — в нашем общем пользовании и распоряжении. Никакого жэка. Хуже или лучше, но сами давно уже справляемся. Но есть еще первый этаж, где, кроме большой детской библиотеки, расположены еще и разные коммерческие заведения. Ими распоряжалась райгосадминистрация. Следствие — несколько предыдущих арендаторов «накрутили» десятки тысяч гривен долга на кооператив, пользуясь водой, отоплением и электричеством, а вышвырнуть их вон было невозможно, невзирая на многочисленные судебные решения. Однако с 2005 года стало немного легче разговаривать с арендаторами, как будто справились с некоторыми проблемами. Но наступил 2010 год. И снова закрутилось по-старому. Сейчас без разрешений, без согласований, вопреки воле жильцов дома на первом этаже — рядом с детской библиотекой! — построен ресторан. И уже не на основе аренды, а в приватизированных помещениях (соединены вместе две бывшие коммерческие точки). Новые владельцы (а махинацию совместно провели граждане двух государств, воюющих между собой уже несколько десятилетий...) самочинно пробили дырки для вентиляции в капитальных стенах дома, принадлежащих кооперативу, и так же незаконно пользуются дверями, пробитыми во двор без разрешения БТИ. А когда правление кооператива снова, в энный раз вызвав милицию (всю ночь что-то ломали и сверлили в помещении ресторана, это постоянная практика его хозяина), попыталось вызвать на разговор владельца, тот вышел в сопровождении своей свиты и сказал нашей заместительнице председателя правления в присутствии многих свидетелей: «А ты, украинка, молчи!».

Я полагаю, читатели могут привести тысячи, если не десятки тысяч подобных примеров поведения застройщиков, рестораторов, хозяев казино и тому подобное. И вот вопрос: возможно ли навести здесь порядок без коренного изменения системы политических и экономических отношений в Украине? Или высаженный при твоем участии сквер назавтра выкорчуют незаконные застройщики, и другой управы на них, кроме гражданского действия и готовности людей ложиться под колеса машин, нет? Конечно, стирать носки и вытирать пыль нужно при любом режиме, но сейчас через Верховную Раду проходят такие законы, что тебя вместе с носками скоро смогут вышвырнуть — потому что есть «общественная потребность» — из наилучшим образом обустроенного твоего частного жилья...

Так, теоретически помочь здесь может (и должен) суд. Но, очевидно, не на пустом месте Центр Разумкова зафиксировал такое отношение украинцев к судебной власти в ежегодном опросе (нужно было ответить на вопрос: «Поддерживаете ли вы действия судебной власти?»): полностью поддерживаю (4,2%), поддерживаю отдельные мероприятия (25,6%), не поддерживаю (57,1%), затрудняюсь ответить (13.0%). Апрель, 2011. http://www.uceps.org/ukr/poll. php?poll_id=169

Другой авторитетный исследовательский центр, Киевский международный институт социологии, проведя в марте — мае 2011 года всеукраинский опрос, зафиксировал отношение граждан к суду под другим ракурсом: «...Респондентам было предложено оценить распространенность коррупции в 20-ти сферах общественной жизни... Как и раньше, наиболее коррумпированными были названы Госавтоинспекция (64,4% опрошенных считают, что в этой среде коррупция очень распространена) и судебная система (60,3%). Стоит подчеркнуть, что в этом году система здравоохранения по восприятию коррупции догнала судебную систему (60,3%) и милицию (59,1%), которая раньше единолично занимала третью ступеньку этого антирейтинга». И еще одно: на вопрос: «Считаете ли вы, что суд хочет преодолеть коррупцию в Украине?» — да ответили только 6,9%». http://kiis.com.ua/img/ pr_img/ 20110920_korup/Corruption%20in%20 Ukraine_ 2007—2009_ 2011_Ukr.pdf

И, наконец, мнение самих судей об украинском суде (опрос проведен в ноябре 2011 года Центром Разумкова). Оказывается, всего лишь 9% судей различных инстанций считают, что люди полностью доверяют их работе. Почти 21% судей считают, что общество судам не доверяет, а 70% опрошенных считают, что им доверяют частично. В профильном парламентском комитете результаты мониторинга среди судей удивления не вызвали. «Когда я общаюсь с судьями, они говорят, что им стыдно признаваться, что они работают в суде», — заявил первый заместитель комитета Верховной Рады по вопросам правосудия Юрий Кармазин. http://tsn.ua/ukrayina/bilshe-90-suddiv-ne-vpevneni- scho-lyudi-yim-doviryayut.html

Так вот, это не только о том, как гражданам обустраивать свою страну при действующих обстоятельствах, но и о том, действительно ли Юлия Тимошенко на суде показала «хамское поведение», как утверждает Владимир Лесной. Да неужели? На мой взгляд, Юлия Тимошенко позволила себе четко и недвусмысленно выразить то, что думает о суде и судьях абсолютное большинство украинцев. Просто рядовой гражданин не может под давлением обстоятельств сделать это, а она решила идти ва-банк и называть вещи своими именами. Кстати, мой оппонент совершенно резонно считает «здоровую мораль» одним из главных столпов бытия нации, но почему в таком случае он требует от Тимошенко быть на суде лицемеркой?

Владимир Лесной противопоставляет поведению Юлии Тимошенко во время суда поведение украинских диссидентов. Но это вещи несопоставимые. В то время абсолютное большинство населения СССР и УССР в частности считало политический строй и судебную систему в общем справедливыми. А недостатки — отдельными. Как пелось в популярной песне тех времен, «где-то кое-кто у нас порой честно жить не хочет»... Поэтому тактика диссидентов заключалась в неуклонном соблюдении советских законов и Конституции, чтобы доказать обществу на наглядных примерах, что именно власть нарушает данные законы, что суд неправедный и несправедливый. Это нашло понимание в западном мире, да и в СССР понемногу отношение к политическому строю, к власти и к суду менялось. Но...

Мой оппонент предлагает вспомнить в качестве примеров правильного поведения даже на неправедном суде процессы над Василем Стусом и Вячеславом Чорновилом.

Второй суд над Василем Стусом проходил за закрытыми дверями в 1980 году. Подсудимый до самого конца пытался вести себя корректно (хоть его и выводили из зала суда за «неправильное» поведение). Больше себе позволяли свидетели. Так, вызванная в числе свидетелей Светлана Кириченко в начале допроса обратилась в суд: «Прошу суд спросить у Василя Стуса, признает ли он этот судебный процесс законным? — На что Василь Стус ответил отрицательно. — В таком случае и я отказываюсь принимать участие в этом процессе». На требования прокурора привлечь ее к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и на аналогичные угрозы от судьи Светлана Кириченко ответила: «Я буду давать показания на том суде, где Василь Стус будет обвинять, а не сидеть на скамье подсудимых». На судебном заседании Василь Стус сделал заявление, что к нему применяют физические пытки. Но это заявление не вызвало никакой реакции ни у его адвоката, ни у судьи, ни у прокурора. Наконец, Стус был незаконно лишен права на последнее слово, и на последнем заседании просто зачитали приговор: десять лет принудительных работ и пять лет ссылки. «Палачи! Вы мне и последнего слова не дали сказать!» — воскликнул поэт и процитировал стихотворение Лермонтова: «И вы не смоете всей вашей черной кровью поэта праведную кровь!».

А вот что пишет о первом суде над Вячеславом Чорновилом (1967 год) его близкий друг Роман Корогодский: «...Очень переживал его первое заключение, потому что присутствовал на том процессе. Из Киева приехала целая делегация — суд был открытым. В первый раз и в последний. Цель была — всех запугать, а получилось наоборот. Славко держался вызывающе, загоняя своими молниеносными репликами судопроизводство в угол, и по наивности я уже был готов поверить, что этого повстанца сейчас освободят из-за отсутствия вины. Не освободили. Наоборот, «осчастливили» тремя годами заключения». И еще один фрагмент воспоминаний: «В зале был «весь Львов» — это же первый (и последний!) политический открытый процесс. Постриженный Славко был похож на школьника — похудел и бросилась в глаза как будто усталость. Но вот он увидел киевлян — взблеск глаз и скромная, но заметная улыбка нам снова вернула знакомого Славка, бойкого заводилу, словно ртуть подвижного, динамичного, с реактивным и изобретательным умом. За несколько часов прокурор и судья испытывают на себе удивительную безоглядность подсудимого, который вопросами и репликами загонял весь суд под лавку и вынуждал обороняться от дерзкого подсудимого, аж пока вспотевший судья не рявкнул, что выведет его вон, если тот не прекратит свою «вражескую агитацию»... Славко стал героем. Как Тиль Уленшпигель, как Робин Гуд. Я повторюсь: был подавлен, и первый, кто меня успокоил, был художник Богдан Сойка. Он как раз и объяснил, что для Славка только сейчас открылся путь борьбы. Через короткое время мы его не узнаем». Как видим, никто не упрекал тогда Чорновила за «хамское поведение», кроме разве что тех, кто его судил и осуществлял «идеологическое обеспечение» судебного процесса...

Иными словами, поведение Юлии Тимошенко на неправедном суде является продолжением украинской свободолюбивой традиции, разница в том, что теперь граждане имеют вполне адекватное представление о судебной системе и не нужно их убеждать в том, что эта система не заслуживает уважения к себе.

И в заключение — о стилистике цитирования оппонента. «Именно в свете той статьи («Кто не пускает Юлию Тимошенко в президенты Украины?», «День» №128, 25 июля 2009 года. — С.Г.) некоторые новые аргументы Сергея Грабовского показались мне весьма неожиданными. Ну вот, например, он остро осуждает меня за то, что я заявил: Путин на выборах был заинтересован в победе Тимошенко. Однако в уже упомянутой статье сам он писал: «Сегодня Тимошенко нужна Кремлю как сильный игрок для нейтрализации президента Ющенко и тех, кто стоит за евроатлантическую интеграцию Украины». После этого шла еще более радикальная констатация: «Поэтому Кремлю Тимошенко нужна сегодня как инструмент удаления от власти Виктора Ющенко и нейтрализации всей более-менее «самостийницкой украинской элиты». За полгода до выборов Тимошенко вряд ли могла значительно измениться в другую сторону».

Конечно, не могла. Но в статье содержалось утверждение, прямо противоположное тому, которое мне приписывает оппонент. Цитирую соответствующий абзац: «Сегодня Тимошенко нужна Кремлю как сильный игрок для нейтрализации президента Ющенко и тех, кто стоит за евроатлантическую интеграцию Украины. А что будет завтра? Прогнозировать, как Тимошенко поведет себя после получения должности главы Украинского государства вряд ли возьмется кто-либо из серьезных российских аналитиков. По крайней мере понятно одно: она сильный и непредсказуемый в нападении и обороне игрок. Поэтому она может при определенных обстоятельствах успешно повернуть курс украинской политики на Запад, эффективно используя свое умение налаживать личные контакты с очень разными по взглядам политиками. Поэтому Кремлю Тимошенко нужна сегодня как инструмент удаления от власти Виктора Ющенко и нейтрализации всей более-менее «самостийницькой» украинской элиты. А как полновластный президент... она опасна для Кремля». http://www.day. kiev.ua/ 290619?idsource= 277501&mainlang=ukr

Таким образом, у меня речь шла лишь о том, что Путин пытался использовать тогдашнюю главу Кабмина в своих целях; сегодня можно сказать, что частично ему это удалось, но в то же время «кремлевские чекисты» потерпели стратегическое фиаско: проевропейский, прозападный вектор Тимошенко определился окончательно.

Так же, как и отношение большинства украинских граждан к процессу над ней как неправедному и сугубо политическому.

А по поводу грехов Юлии Владимировны... Вспомните, Андрей Сахаров в свое время был одним из «отцов» советской атомной и водородной бомб, неизмеримо тем укрепив тоталитарный режим. Но главное в его деятельности все же то, что произошло после переосмысления целей своих поступков и принципов своей жизни. Поэтому, полагаю, окончательные точки над «і» в нашей дискуссии способно расставить лишь время.