Узаконенные преступления


В ноябре 2010 г. коллегия судей из пятой палаты ВАСУ рассматривала два иска народного депутата Юрия Кармазина, которые не получили сколь-либо серьезного резонанса, но тем не менее имели глобальное значение для всего украинского общества. В своих исках господин Кармазин указывал на грубейшие процедурные нарушения в работе как Верховной Рады, так и ее руководства. Парламентарий требовал от суда хотя бы констатировать сам факт того, что со стороны членов парламентского большинства, спикера Владимира Литвина и его первого заместителя Адама Мартынюка имели место серьезные нарушения законов. Естественно, что была и задача-максимум — привлечь к ответственности лиц, виновных во всех этих проступках, и ликвидировать последствия данных решений и действий.

Самое важное состоит в том, что судьи ВАСУ так и не смогли найти зацепок в действующем законодательстве, которые позволили бы привлечь к ответственности и Верховную Раду, и ее руководство, и отдельных народных избранников. Как следствие, Юрию Кармазину было отказано в удовлетворении обоих исков. Но было ли за что привлекать упомянутых лиц к ответственности, предоставим судить об этом читателям «і».

Так, первый иск господина Кармазина касался событий, приключившихся в Верховной Раде 8 октября 2010 г. — в этот день принимались обширные изменения в парламентский регламент, необходимость которых спровоцировала отмена Конституционным судом (КС) политической реформы 2004 г. Депутат указал на целый ряд процедурных нарушений, сопровождавших этот законотворческий процесс.

Во-первых, законопроект был зарегистрирован 7 октября, а уже 8 октября был вынесен в зал — депутаты получили его на руки незадолго до голосования. Во-вторых, документ не получил оценку парламентских комитетов — те элементарно не успели его рассмотреть. В-третьих, по этой же причине Научно-экспертное управление Рады не смогло вовремя составить свое заключение по данному законопроекту. В-четвертых, в качестве главного комитета значился не регламентный комитет, а временная специальная комиссия Рады, занимавшаяся устранением последствий отмены политической реформы 2004 г. В-пятых, несмотря на многочисленные требования оппозиционных депутатов, первый вице-спикер Адам Мартынюк не отправил законопроект на подготовку ко второму чтению, а поставил на голосование в целом. Но, по словам Юрия Кармазина, если хотя бы один парламентарий выступает против принятия документа в целом, тот должен отправляться на второе чтение.

Подобную процедурную эквилибристику господин Кармазин выявил и в рамках событий, происходивших в парламенте 8 октября с.г. Тогда через сессионный зал форсированно прошли новая редакция закона о Кабмине и законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты. Необходимость принятия этих законов также диктовалась упомянутым выше решением КС.

При рассмотрении исков Юрия Кармазина стали всплывать умопомрачительные вещи. Прежде всего ответственность парламента за содеянное начала распадаться на кусочки —— что-то находилось в парафии КС, что-то решалось в Окружном админсуде Киева, что-то все-таки оставалось в ведении пятой палаты ВАСУ, некоторые вещи трактовались как внутренние вопросы парламентской деятельности, за которые нельзя привлекать к ответственности. Но в целом, как выяснилось, по действующему законодательству рассмотреть все претензии господина Кармазина к Верховной Раде не может ни один суд страны.

Главный вывод был и остается очевидным: в Украине невозможно никого привлечь к ответственности за проступки, допущенные на ниве законодательной деятельности. Элементарно отсутствуют механизмы для этого — ни в Уголовном кодексе, ни в других законах нет такого рода ответственности. Вот и получается парадоксальная ситуация, когда нарушения де-факто есть, но по закону их нет и, более того, даже быть не может.

Но вряд ли есть нечто важнее для жизни страны, нежели законодательный процесс. Ведь это установление правил игры, касающихся всех без исключения украинцев и всех сфер их жизнедеятельности. Любое недоброе намерение, реализованное в законе, автоматически влечет за собой негативные последствия для большого количества граждан.

Схожие явления можно в больших количествах наблюдать и сегодня. Достаточно вспомнить о масштабных преобразованиях в социальной сфере, которые действующая власть всеми силами пытается провести через парламент. Как следствие, социалка подвергается глобальному реформированию через законопроекты, в названиях которых вообще нет и намека на социалку: через изменения в госбюджет, через проект закона о гарантиях государства по выполнению решений судов, через проект закона об усовершенствовании отдельных положений административного судопроизводства и т.д. Наказанию все эти действия не подлежат, и в итоге нынешняя власть, скорее всего, добьется своего — она сама будет решать, кому платить социалку и в каком объеме.

Именно безнаказанность позволяет узкому кругу людей делать все, что им заблагорассудится, и не бояться никаких последствий за это — по ими же принимаемым законам они все делают совершенно законно. Сразу становится понятно, какого рода демократия может взрасти на такой почве — именно та, которая сегодня и существует в Украине.