Юрий Кармазин: «Судебную реформу делали «всадники без головы»»

Первый заместитель председателя парламентского Комитета по вопросам правосудия Юрий Кармазин считает, что власть проводит судебную реформу для того, чтобы оставить в силе решение Высшего хозяйственного суда по резиденции «Межигорье». Об этом он рассказал в эксклюзивном интервью МАИР. По его словам, согласно новому законопроекту о судоустройстве, Верховный суд Украины не будет иметь права пересматривать решения высших судов, которые противоречат решениям Конституционного Суда или решениям друг друга.

— Юрий Анатольевич, Вы заявляли о том, что ряд положений законопроекта «О судоустройстве и статусе судей» противоречит Конституции. Расскажите об этом подробнее.

— О том, каким статьям Основного закона противоречит этот законопроект, можно говорить долго. Тем не менее, я попробую остановиться на основных моментах. Первое – это статья 125 Конституции Украины, которая определяет Верховный Суд Украины как наивысший судебный орган в системе судов общей юрисдикции. Теперь предлагается фактически лишить Верховный Суд функции судебного органа. Я считаю это грубым нарушением 124 и 125 статей Конституции, в соответствии с которыми судопроизводство в Украине осуществляется Конституционным судом и судами общей юрисдикции. А высшим судебным органом в системе судов общей юрисдикции является Верховный Суд Украины. Сейчас же в переходные положения процессуальных кодексов вписали, что решение вопроса о допуске дела по производству ВСУ должно осуществляться через коллегию соответствующего Высшего специализированного суда в составе пяти судей. То есть Верховный суд не сможет самостоятельно решать, какое дело ему рассматривать, а какое нет. Это должен делать нижестоящий суд. Таким образом, Верховный суд — уже не высший орган. Он просто орган, которому разрешают что-то пересмотреть нижестоящие суды.

— А какой тогда вообще будет роль Верховного Суда?

— В своем выступлении во время пленарного заседания в Верховной Раде я сказал, что речь идет об уничтожении Верховного Суда. Его превратят в чисто бутафорский орган, он не будет нести большой нагрузки. Во-первых, высшие специализированные суды будут допускать дела к рассмотрению ВСУ субъективно — только те, какие захотят. Во-вторых, Верховный Суд лишается права проверять процессуальные нарушения.

Даже видя нарушения, он не сможет на них реагировать — у него не будет таких полномочий. Таким образом, граждан Украины, в том числе, нас с Вами, лишают возможности защищать свои права.

Снижается уровень защиты прав граждан. Более того, получается, что специализированный суд искусственно становится над Верховным Судом. Я считаю, что это не только противоречит Конституции Украины, но и нарушает Европейскую конвенцию о защите прав человека и основополагающих свобод.

Сужаются также полномочия Пленума Верховного суда, он лишается права давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства.

По логике, реформа предполагает улучшение, а не ухудшение и уничтожение судебной ветви власти. Но в данном случае происходит реакционная реформа.

— Почему Украина до сих пор обходилась без специализированных судов, а теперь в них возникла такая острая необходимость?

— Еще в 2002 году Верховная Рада проголосовала за ныне действующий закон о статусе судей и судопроизводстве. Я выступал категорически против принятия его в том виде, в котором он предлагался. Но его приняли. И получили многие негативные моменты. В той редакции закона был «вмонтирован» так называемый Высший кассационный суд. Система предусматривала существование Высшего кассационного суда. Тогда я обратился с представлением в Конституционный Суд, который решением от 11 декабря 2003 года признал существование Высшего кассационного суда Украины неконституционным. И он не был создан. То есть, дальше закон существовал как бы с «дыркой».

Представьте, что строится дом, а в нем в нем целый этаж, который назывался Высший кассационный суд Украины, был признан незаконным. И целый этаж завалили. Так и здесь. А как же стоит конструкция? Она стоит только из-за того, что эти функции, лучше или хуже, но мог  выполнять Верховный Суд Украины. Если посмотреть на решение Конституционного суда,  станет понятно, что Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел – это и есть тот же кассационный суд, который предлагался раньше. И в отношении которого Конституционный суд принял решение о неконституционности. Что произошло здесь? Статья 127 Конституции говорит о том, что в Украине существуют суды общей юрисдикции и специализированные суды. Но для того, чтобы стать судьей в специализированном суде, человек должен иметь соответствующую профессиональную подготовку по вопросам юрисдикции именно этих судов. А осуществлять правосудие можно только в составе коллегии судей. Например, в некоторых странах есть Торговый Суд. Человек с соответствующим образованием может быть там судьей, но только в составе коллегии судей. Получается, что у нас специализированных судов просто не существует. То положение, где в Конституции написано, что есть суды общей юрисдикции и специализированные как бы исключается. Потому что теперь будет специфическая специализация по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Итак, мы имеем две юрисдикции: гражданскую и уголовную. При этом отдельно не создаются апелляционные суды по рассмотрению уголовных и гражданских дел, а только Высшие специализированные. То есть фактически создается Высший кассационный суд, только под другой вывеской, и уничтожается Верховный Суд Украины.

Есть еще один антиконституционный момент, на который нельзя не обратить внимание. Верховная Рада Украины обязана избирать судей. Но после принятия закона, о котором идет речь, все конституционные полномочия народных депутатов абсолютно не учитываются. Согласно законопроекту, рассмотрение дел по тому или иному судье происходит без выводов парламентских комитетов и без каких-либо проверок. Это значит, что народный депутат – никто, Верховная Рада – ничто, закон о комитетах не работает, как и закон о регламенте Верховной Рады. Понимая, что это неконституционно, Владимир Литвин предложил проголосовать за законопроект «О судоустройстве и статусе судей» вместе с положением, в котором написано «не проводить изменения в регламенте», но поручение профильному комитету о том, чтобы привести в соответствие с Конституцией и регламентом весь законопроект, не дал. Таким образом, если в нынешнем виде закон будет подписан Президентом страны, он будет ущемлять права каждого гражданина, который обращается к народному депутату с жалобой на того или иного судью. Депутат не сможет реагировать, даже видя, что судья – нарушитель закона. А такие случаи сейчас известны, и они покрываются Верховным Судом, Высшим советом юстиции, и потом только устанавливаются парламентом. Например, Харьковский апелляционный суд вместо зала судебных заседаний начал строить сауну. Разве это нормально? К сожалению, сегодня судьям никто не указ. Они могут договориться с кем угодно, кого угодно купить. К примеру, СБУ составляет протокол о коррупции, потому что председателю суда отдается в пользование автомобиль «Лексус». В любой стране мира все бы пошли в отставку, а в Украине договариваются и продолжают работать дальше.

Теперь полномочия комитетов сужены настолько, что граждане будут писать жалобы на судей, а парламентарии не смогут указанные в этих обращениях факты перепроверить.

— Кто же теперь сможет влиять на судей? Только Высший совет юстиции и Высшая квалификационная комиссия?

— На судей будет влиять, конечно же, Администрация Президента, потому что из-за расстановки сил правящая партия и правящая фракция сегодня имеют своего министра юстиции, своего Генерального прокурора, которые входят в Высший совет юстиции, представителей от научных учреждений, назначенных по квоте Президента. Таким образом, преимущество однозначно всегда будет на стороне власти в Высшем совете юстиции. То же самое будет и в Высшей квалификационной комиссии. С принятием этого закона будет запрещено вообще какое-либо «инакомыслие» суда. А со временем попытаются запретить инакомыслие в стране. Посмотрите на судебную практику последних месяцев. Не успел приехать священник из Москвы, как запретили гражданам принимать участие в любых митингах. Он еще не успел приехать, как уже запретили проводить митинги в Киеве, Днепропетровске, Одессе. Это нормально? Может, тогда запретить нормы Конституции о свободе собраний, митингов, демонстраций и т.д.? И начнем регулировать их судом? А ведь до этого произошла «зачистка» Административного суда города Киева, чтобы теперь все происходило в регулируемом режиме. Чтобы ничего лишнего не вышло, пусть граждане лучше не выходят на улицы и не пикетируют. Как же так? Где же право граждан? Почему оно должно зависеть от визита в нашу страну того или иного должностного лица другого государства? Это же абсурд! То есть, конституционное право вроде бы существует, но судом принимается решение, и нельзя ничего сказать, вывесить какой-либо лозунг, потому что иначе заберут за решетку.

— Что Вы имеете в виду, когда говорите о «зачистке» Административного суда г.Киева?

— Я имею в виду увольнение председателя этого суда.

— Вы думаете, что оно произошло по политическим мотивам?

— Я не думаю, а просто уверен, что это было сделано по политическим мотивам.

— В начале мая был принят Закон №2181, запрещающий судам останавливать Указы Президента Украины, акты Верховной Рады и решения Высшего совета юстиции. Вы согласны с мнением некоторых экспертов, что этот закон ставит каждого судью в зависимость от воли Президента?

— Тогда на заседании Верховной Рады я сказал: «Люди, что Вы делаете? Опомнитесь! Этим законом вы уничтожаете права каждого гражданина!» Этот Закон назывался «О недопущении злоупотребления правом на обжалование». Изначально законопроект был принят в первом чтении для того, чтобы судьи не обходили Высший совет юстиции, как это все время происходило. Раньше судья-нарушитель закона договаривался с каким-то судом, и решение Высшего совета юстиции приостанавливалось, что позволяло ему избежать ответственности. Да, действительно такое было. Но есть и другой момент. Потом в этот законопроект добавили и Президента, и Верховную Раду. Таким образом, вынули из рассмотрения Административного суда города Киева и всех остальных  эти дела по обжалованию решений Высшего cовета юстиции и отправили их на рассмотрение  специально созданной карманной, ручной коллегии в составе Высшего административного суда Украины. И вот тогда я сказал: «Посмотрите, по ком звонит колокол! И он потом будет звонить по Вам. Он будет звонить по демократии!» Но меня не услышали. Ни коллеги, ни журналисты. Хотя я объяснял, что судья, как и любой гражданин, должен иметь право на апелляционное и кассационное обжалование. Кроме того, любой гражданин Украины тоже лишился этих прав. Если кто-то захочет обжаловать решение Верховной Рады, Президента или Высшего cовета юстиции, он может это сделать только в одной инстанции и только один раз. И это решение будет окончательным и обжалованию не будет подлежать. При этом коллегия создается априори из тех судей, которые будут «правильно» все понимать. А для «правильного понимания» существуют «правильные» мотивы – обеспечение жилплощадью, различными благами и пр.

— В какую сумму обойдется государству проведение судебной реформы?

— В законопроекте есть один важный момент, который напрямую касается Вашего вопроса. Это уничтожение системы военной юстиции. В новом законе военных судов нет, они уничтожаются. Вообще, судебную реформу проводили люди, которые не рассмотрели ни одного дела, ни гражданского, ни уголовного. И которые не расследовали ни одного дела. Поэтому они просто не понимают, что такое система военной юстиции. Во-первых, система военной юстиции должна быть не только карательным органом, но и защищать права военнослужащих Вооруженных сил Украины, Государственной пограничной службы Украины, внутренних войск МВД, военных формирований, которые пребывают за пределами Украины, офицеров военной разведки и т.д. Это около 500 тысяч человек. Во-вторых, военное законодательство имеет свою специфику. Каждый год нормативно-правовые акты издаются по линии военного управления, большая часть из которых идет под грифами: «Секретно», «Совершено секретно», «Секретно. Особой важности». Инструкции, специальные документы, которые касаются техники, боеприпасов, правил несения службы. Таких актов издается до двух тысяч в год. Сегодня все военные суды обеспечены и секретными комнатами для хранения этих актов, и секретными комнатами для хранения дел, которые рассматриваются, и соответствующей охраной. Такие военные суды есть практически во всех странах, которые имеют собственные Вооруженные силы. Даже нейтральная Швейцария имеет систему военных судов. Франция их ликвидировала, но сейчас там их снова воссоздают.

Уничтожение системы военной юстиции в Украине, по подсчетам специалистов, повлечет около 400 миллионов гривен убытка. Существование военных судов в том виде, в котором они сейчас есть, обходится казне в 30-40 миллионов в год.

— Я не очень поняла, куда уйдут 400 миллионов при ликвидации военных судов?

— Теперь необходимо в каждом суде, вплоть до районного, сделать секретную комнату, направить туда секретные инструкции. Представляете, как это все организовать? А ведь еще надо сделать допуски к этим документам примерно 10 тысячам судей. Так что можно сказать, что судебную реформу делали «всадники без головы».

Военные суды – это лишь часть проблем. Этим законопроектом мы закладываем себе еще одну «бомбу». Раньше особо сложные дела, когда преступники приговаривались к высшей мере наказания, рассматривались в апелляционных судах, где есть подготовленные судьи с опытом работы не менее пяти лет, существует практика, традиции. И вот теперь все эти самые сложные, многотомные дела будут рассматриваться в судах первой инстанции.

— Главное, чего ждали граждане от реформы – это реальный механизм контроля за судьями, чтобы они перестали чувствовать себя безнаказанными и вершили правосудие не только за взятки. Такой механизм появится?

— Такой механизм не появится. Судьи будут делать то, что хотят и то, что вписывается в пределы властного подхода. Если это касается обслуживания  власти, то можно нарушать закон, допускать коррупционные проявления.

Власть давно пошла на беспредел. Он начался с продолжения срока пребывания Сергея Демченко на должности главы Высшего хозяйственного суда. В этом случае была нарушена норма Конституции, которая запрещает людям старше 65 лет быть судьями. А он после этого был главой суда еще 2,5 года. И этот же суд принял решение по резиденции «Межигорье». И чтобы не отменить это решение, мне кажется, и проводится вся эта судебная реформа. Вы сами сейчас придете к этому выводу. Продержали человека на должности еще 2,5 года и только две недели назад сняли. Больше десяти раз я поднимал этот вопрос на сессии Верховной Рады. Что может быть страшнее нарушения нормы Конституции? Граждане так прямо и говорят: «Если можно нарушать власти, то почему нам нельзя? Они сегодня Конституцию нарушают, а мы украли мешок чего-то…»

Система выборочного исполнения закона и выборочного наказания существует. Сейчас эта выборочная система будет еще более царствовать. Это просто будет в порядке вещей.

— Если увеличить судьям зарплату, они начнут работать честно?

— Поймите, не может быть зарплата в десять-пятнадцать раз больше у судьи высшей инстанции, чем у его коллеги, который работает в районном суде. Нам необходимо ввести коэффициенты, и в пределах судебной системы перераспределить эти деньги. Сейчас вроде бы обещают повышение зарплаты, но я в него не верю, потому что финансовые возможности у государства отсутствуют.

— Вы планируете обращаться в Конституционный суд?

— Если позволит здоровье, и увижу в этом смысл, буду обязательно обращаться. Потому что если не я, то кто? Но самое страшное, когда я пояснял, чем чревато принятие Закона «О недопущении злоупотребления правом на обжалование», меня журналисты не услышали и не поняли. Как можно было не отреагировать, ведь нарушены не только права судей, но и всех граждан Украины?

Если бы средства массовой информации были честными, беспристрастными и порядочными, они бы на второй день сказали: «Стоп! Что же делается?! Президент пусть такого не подписывает!» Хотя он и давал команды, но если бы СМИ обратили на этот законопроект внимание общественности, возможно, он бы все-таки не подписал.

Беседовала Татьяна БОДНЯ

Популярность: 61% [?]