История одной экологической беды

В поезде «Киев-Луганск» почти в каждом купе едут родители с детьми. Столичные мамы и папы везут своих чад на малую родину – погостить пару недель у бабушек и дедушек на Луганщине.

На станции Коммунарск в городе Алчевске дети и взрослые выпрыгивают из вагонов и оказываются прямо напротив цехов местного металлургического завода. Кажется, будто железнодорожная станция находится на территории комбината – настолько близко к путям стоят дымящие трубы и закопченные здания советских времен.

От станции пассажиры разъезжаются – в сам Алчевск, а также в Стаханов, Брянку. Но наш пункт назначения – еще дальше. Приблизительно в тридцати километрах от станции находится город с прозрачным, чистым и кристаллическим названием – Алмазная. Название, однако, уже не имеет ничего общего с сегодняшними буднями поселка – алмазнянцы живут в крайне загрязненной экологической среде.

По дороге в Алмазную почти везде за окном машины видишь сухую степь и промышленный пейзаж. Один за другим проплывают мимо заводы с известными названиями. Давно уже приватизированные, они работают с разной нагрузкой, не всегда стабильно и сильно зависят от конъюнктуры рынка. Новые хозяева стараются максимально использовать старый ресурс и советское оборудование, а если уж инвестируют – то минимально, и только в те технологии, что принесут быструю отдачу. Поэтому, скажем прямо, будущее этих предприятий – туманно.

Заводы работают – есть хорошая зарплата, есть жизнь, оживление вокруг. Но если остановилось производство, то в местных городах и поселках не найти работы даже за половину заводской зарплаты.

Владельцы крупных предприятий в этих краях не живут. Их проще встретить в Женеве, Монако, Лондоне, в крайнем случае – в Киеве. И дети их тоже вряд ли когда-нибудь поселятся здесь.

Даже владельцы предприятий помельче – чаще всего, не здешние. Есть, правда, исключения из правил. Но обычно «хозяева» не живут под заводским забором. Они не знают, когда в городе холодные батареи или нет света, какие колдобины на дорогах и ходит ли городской транспорт. Они не дышат с местными жителями одним воздухом – в прямом и переносном значении. И это очень снижает шансы повысить качество жизни в таких промышленных городах. Ибо местная казна пуста, а на щедрость государственных программ особо рассчитывать не приходится.

Экологию можно было бы назвать самой болезненной проблемой этого края. Но поиск заработка все-таки для местных жителей важнее. Поэтому, если возникает выбор: чистый воздух или работающее предприятие, то у чистого воздуха шансов победить нет.

Несмотря на то, что вышеописанная картина никак не напоминает курортную местность, красивые места здесь есть. Есть даже очень красивые. Подъезжая к Алмазной, вы оказываетесь на холме, внизу которого – живописная полоса огородов и дач, еще дальше – пруд Холодный, напоминающий огромное (как для степи) озеро.

Правда, взглянув в другую сторону, можно увидеть иную картину – разлогие старые шламовые отвалы уже неработающего Алмазянского металлургического завода.

Это предприятие было построено бельгийцами на рубеже ХІХ и ХХ столетия. Говорят, они оценили «швейцарские» пейзажи Алмазной – засеяли травой лужайки, создали поле для гольфа. Но революция смешала их планы.

В советское время Алмазная была промышленным городом со всеми вытекающими отсюда экологическими проблемами. Однако, город жил. Неудачная приватизация Алмазнянского метзавода в 90-х годах привела к тому, что вскоре он пришел в упадок и был разрезан на металл. Алмазная постепенно стала превращаться в город пенсионеров. За последние 30 лет население здесь уменьшилось в три раза – до 4 тысяч человек.

Гуляя по улицам Алмазного, видишь одинаковые запыленные крыши домов, старые заборы. Во всех дворах похожая ситуация – почти никто здесь не живет лучше соседа, на ремонты, пристройки, расширение нет денег ни у кого.

Новые кирпичные дома можно встретить только ближе к пруду. Двухэтажные дачи были построены с расчетом на то, чтобы семья много времени можно будет проводить у воды. Сейчас эти дома выставлены на продажу. Некоторые разобраны до основания. Видимо, не найдя покупателей на дачу, владельцы продали дома на стойматериалы.

Причина запустения дачного поселка проста: город и окрестности уже никак не подходят для отдыха, потому что находятся в зоне неконтролируемого загрязнения тяжелыми металлами и ядовитыми химикатами, которые вытекают из-под отвалов бывшего метзавода.

Тех, кто приезжает сюда, удивляет, что такое вообще возможно. Неогражденные свалки промышленных отходов и шламовые горы открыты, и здесь могут гулять даже дети. А между отвалами – отстойники, озерца и лужи с темно-коричневой мыльной жидкостью. В отстойниках она мало задерживается, и стекает ручьями в долину, разъедая почву вокруг и уничтожая все зеленое и живое. Коричневые ручьи и речки текут вдоль дач, образуют болота и топи, и, в конце концов, впадают в пруд Холодный — любимое (и практически единственное) место отдыха и рыболовли. Из пруда Холодный вода попадает в реку Лугань, а затем – в Серверский Донец и Дон, откуда берут питьевую воду многие регионы.

Местные жители рассказывают, что, наступая в отдельные коричневые лужи, можно лишиться резиновых сапог – они просто растворяются. В 60-х годах прошлого века на Алмазнянском металлургическом заводе проходили секретные экспериментальные плавки чугуна. В котел шли агрессивные химические добавки, которые после эксперимента, растворенные в воде, были законсервированы в подземных хранилищах.

Концентрация этих вредных веществ настолько высока, что даже спустя пятьдесят лет они крайне токсичны для природы и человека.

Несколько лет назад местные власти бездумно отдали в аренду гектары шламовых отвалов, из которых коммерческая фирма теперь извлекает металлолом. Вскоре после этого из-под «подошвы» отвалов полились потоки темной жидкости, отравляя все вокруг.

Стоя на берегу коричневого отстойника, понимаешь, что здесь – вся таблица Менделеева. Ядовитая жидкость смешивается с дождевой и талой водой, поэтому ее концентрация в разных лужах и ручьях – разная. Масштабное исследование загрязнения в Алмазной не проводилось. Те анализы стоков, которые брались, показывают разные результаты. Это похоже на Чернобыльскую зону, где загрязнение произошло «пятнами» – в одних местах уровень радиации выше в два раза, а в отдельных местах – в сотню раз.

Алмазненское предприятие «Экологическая инициатива» проводило несколько исследований стоков. Уровень вредных веществ превышает норму во много раз. Проведенные в начале 2009 года исследования содержимого отстойников, которые осуществляла Государственная экологическая инспекция в Донецкой области, подтверждают худшие опасения: превышение содержания азота аммонийного – в 5 раз, хлоридов – в 4 раза, сульфатов – в 39 раз, фенолов – в 25 раз, железа – в 18 раз, нефтепродуктов – в 30 раз.

В пробах воды из пруда Холодный обнаружены ингредиенты, не характерные для воды водоемов: смолы, асфальтены, фенантрен, предельные, непредельные нефтеновые углеводороды и другие органические вещества, для определения которых нет утвержденных нормативов и методов исследования. Щелочность воды в пруду превышает норму в 2,5 раза.

В свою очередь, местные власти стараются преуменьшать размеры экологического бедствия. Здесь стоит сказать несколько слов о самой местной власти. Алмазная уже два года живет без городского головы. В 2008 году он был арестован за получение взятки в тысячу долларов, и в конце января этого года получил пятилетний срок.

Год назад в Алмазнянском городском совете прошло совещание по вопросам экологической ситуации в районе шлакового отвала бывшего АМЗ и пруда Холодный. У местного совета, в принципе, два предложения по решению проблемы: повесить ее на местный бизнес (например, на тот же завод «Экологическая инициатива») или переложить на плечи государства. Как заявила на заседании секретарь горсовета Нина Подколзина, «решению экологических проблем этого района препятствует всего одна причина – отсутствие финансовых средств для этих целей. Только для проведения необходимых научно-исследовательских работ необходимы средства, предположительно равные доходам городского бюджета».

В то же время зам.начальника отдела по обращению с отходами Государственного управления охраны природной окружающей среды Максим Никитенко обратил внимание на необходимость точного определения класса безопасности отходов, а затем провести рекультивацию или применить другой способ консервации.

Особое удивление вызывает пассивная позиция Стахановской санитарно-эпидемиологической службы. Она не то что не находится на передовой борьбы за экологические права граждан, но и проявляет крайнюю, преступную пассивность. На заседаниях по экологической ситуации в Алмазной ее представители больше отмалчиваются, сетуют на вечное отсутствие средств, предлагают классические бюрократические решения – «создать комиссию», «рассмотреть вопрос», «провести изучение», «заслушать мнение». А воз и ныне там.

Наблюдая, как местные власти фактически расписываются в беспомощности и неспособности решить экологическую проблему, невольно думаешь, а о чем они думали, разрешая ворошить старые отвалы? Насколько хорошо были проинформированы о захоронениях вредных веществ? Ведь даже сейчас нет точной информации, какие именно вещества применялись при экспериментальных плавках в 60-х годах. Н.Подколзина считает, что «проблема существует столько, сколько существует «шлаковая гора». Но, может, стоки бы не хлынули так сильно, если бы зоны скопления отходов не раздавались так легко?

Слишком много накопилось вопросов, на которые нет ответов. Люди устали от тяжелой жизни, они не верят, что их проблемы можно решить. Некоторые из них даже готовы закрыть глаза и уши, чтобы не знать, как все плохо вокруг них. Допустим, купаться в пруду Холодный ни взрослым, ни детям нельзя. А где купаться? В бассейне? Такого выбора здесь нет. Зимой и летом люди ловят в пруду рыбу. И даже когда она пахнет, как в аптеке, они ее едят. Потому что другой рыбы у них на столах не будет.

Более осторожные, правда, не купаются и не ловят, но пьют воду из колодцев, хотя почти наверняка, что вредные вещества отравили и грунтовые воды.

Что же делать в такой ситуации? Есть известное выражение: если каждый день делать то же, что и вчера, то и жить вы будете точно так же, как и вчера. Спасти алмазянцев могут только сами алмазянцы. Пока они возмущаются дома, но не задают открыто вопросов местной власти, пока они поддерживают все тех же равнодушных к их бедам политиков, пока они боятся выдвинуть требования к власти – ничего в Алмазной не поменяется. Потому что с пассивными и покорными никто не считается. Власть – ни центральная, ни местная – будет только изображать деятельность и решать «свои» вопросы, пока она не почувствует свою подконтрольность обществу.

Почему за столько лет в Алмазной нет массового экологического общественного движения? Ведь вы пьете «мертвую воду», едите отравленные овощи, ловите ядовитую рыбу! Почему не настаиваете на том, чтобы экологические сборы, которые платят местные предприятия, шли на решение местных экологических проблем, а не в Киев? Почему вы смиренно принимаете самые ошибочные решения местной власти, которые задевают не только ваше здоровье, но и наносят вам прямой материальный ущерб, заставляя уезжать и распродавать свои дома и дачи за копейки? А ведь могло быть иначе: те же нынешние киевляне, луганчане, москвичи, у которых родители остались в Алмазной, могли бы вкладывать свои заработанные деньги в строительство дач и домов. Чтобы внуки алмазянцев отдыхали в тихом городе, на берегу пруда. Но вместо этого мы видим одни руины на месте бывших дачных поселков. Удивительно красивый край умирает вместе с его жителями.

Приходит время местных выборов, и люди должны услышать ответы на свои вопросы. В том числе, по экологической проблеме. Люди боятся, что их могут использовать в политических дрязгах. Правильно боятся. Они думают, что их натравят друг на друга. И правильно думают. Политики всегда хотят подменить обсуждение реальных проблем надуманными скандалами. Не идите на поводу. Подумайте о своих интересах, алмазянцы. И перестаньте выбирать одних и тех же обанкротившихся политиков. Иначе ничего не изменится вокруг вас.

Надежда Савченко,

Киев-Алмазная-Киев

P.S. Наш сайт будет следить за дальнейшим развитием событий в Алмазной и информировать читателей о решении экологических проблем региона.

Популярность: 46% [?]