ЮРИЙ КАРМАЗИН: Я – «ПРАВАЯ РУКА» УКРАИНСКОГО НАРОДА!

(В эфире программы «Партия» на телеканале «Репортёр» побывал народный депутат Украины, лидер Партии защитников Отечества Юрий Кармазин. Предлагаем интервью героя телепрограммы. Беседу провёл Валерий Евсеев. )

Кармазин Юрий Анатольевич. Лидер Партии защитников Отечества. Народный депутат Украины четвёртого созыва от блока Виктора Ющенко «Наша Украина» (№17 в списке). Председатель подкомитета по вопросам законотворчества, систематизации законодательства и его соответствия международному праву, Комитета по вопросам правовой политики (с июня 2002 г.). Заслуженный юрист Украины (с 1996 г.).

Родился 21 сентября 1957 г. в г. Звенигородка Черкасской области. Украинец.

Образование – Одесский государственный университет им. И. И. Мечникова (ОГУ), юридический факультет (1976-81).

1974 г. – июль 1976 г.: сотрудник Смелянского горбыткомбината. 1976 г. – 1981 г.: учёба в ОГУ. Декабрь 1980 г. – 1982 г.: помощник прокурора Центрального района Одессы. 1982 г. – 1984 г.: помощник прокурора Одесской области. 1984 г. – 1985 г.: заместитель спец. прокурора. Ноябрь 1985 г. – август 1992 г.: прокурор Приморского района Одессы. С июля 1992 г. – судья Одесского областного суда.

Народный депутат Украины 2 созыва (1994 – 1998, Приморский избирательный округ №299, Одесса). Во время выборов – судья Одесского областного суда. В первом туре – 15,17% голосов «за» (23 претендента), во втором – 60,29%. Входил в состав депутатских групп «Реформы», «Конституционный центр».

С июля 1994 г. – председатель следственной комиссии по делу АСК «Бласко». Председатель комиссии Верховной Рады по Крыму. С января 1996 г. – заместитель председателя Одесской областной организации Конгресса украинской интеллигенции.

Народный депутат Украины 3 созыва (1998 – 2002, избирательный округ №134, Одесса). 40% голосов «за» (19 претендентов). Председатель Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности и борьбы с организованной преступностью и коррупцией (1998 – 2000). Член фракции «Громада» (1998 – 2000), внефракционный депутат (2000), член депутатской группы «Солидарность» (с 2000). Председатель Комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией (с февраля 2000 г.).

Кандидат в Президенты Украины на выборах 1999 г. В 1-м туре – 90793 голосов «за» (0,35%), 10 место среди 13 претендентов.

Член юридической службы Гражданского комитета защиты Конституции «Украина без Кучмы» (с февраля 2001 г.), специализировался на «ведении переговоров с представителями режима».

Валерий Евсеев: — В Одессе произошло знаменательное событие: у нас появился свой сенатор. Я имею честь пригласить его на шахматную партию. Сегодня Юрий Кармазин стал сенатором Международного парламента прав и свобод. Скажите, что для Вас означает такое звание – и как вы оцениваете произошедшее событие?

Юрий Кармазин: — Я думаю, это оценка одесситов, это оценка Украины. Это возможность для других стран мира лучше узнать Украину, а для нас – узнать их. Думаю, это возможность найти выход из нестандартных ситуаций. Я был одним из первых, кто сказал, что отправка войск в Ирак – это оккупация и обратился с этим к другим странам мира и в ООН. И только через полгода всё это подтвердилось: ООН назвала события в Ираке именно этим словом… В Крыму я не давал, чтобы пролилась кровь… Я горжусь этим. Горжусь тем, что аналогия, которую в мире проводили между Крымом и Чечнёй, не сбылась. В мире за всем этим следили, всё это знали. Я думаю, что это оценка такой деятельности. Само присуждение произошло в июле, а всё это время оформлялись документы. Причём, документы штучные, оригинальные. Пока всё это делалось, прошло какое-то время, но думаю, что пятилетний срок, на который избирается сенатор, даст время себя проявить на этом посту. И я думаю, что заслуги моей в этом нет, это заслуга людей, которые со мной работали. И всех вас, одесситов, которые оказали мне доверие и избрали народным депутатом. Поэтому оценена была Одесса, а не я, Юрий Кармазин. Нужно смотреть на такие вещи шире… Сегодня вообще очень интересный день! Я начал его в Институте сухопутных войск, в алтаре церкви, которую мы с генерал-лейтенантом Троцем реставрируем. Я счастлив, что возможность поделиться зарплатой с институтом выпала мне. И хочу обратиться ко всем: люди, давайте поможем институту сухопутных войск – во-первых, устоять, а во-вторых, вернуть святыню, храм. Я очень благодарен многим людям, главе Приморской райадминистрации Одессы Михаилу Панько, и руководству Малиновской райадминистрации, и тем членам Партии защитников Отечества, которые помогали храму средствами, отнимая их у своих семей. Но нужны ещё усилия, нужна ещё помощь. Я уверен, что Господь, видя, что мы делаем, просветит умы – и в том числе министра обороны, который не был здесь, но принял решение об уничтожении этого учебного заведения, несомненно, лучшего в стране. Надеюсь, больше никогда не появятся такие сообщения, как вот это, в газете «Экспресс», где написано «город-герой Одесса проиграл Львову». Я не хотел бы, чтоб так сталкивали, чтобы так было. Пусть будет и город-герой Одесса, и город Львов – и не будет никаких противоречий. И я не хотел бы, чтобы нас учили другие страны, а наоборот – учились бы у нас.

В. Е.: — У Вас сегодня действительно праздничный день, и тем не мене в такой день вам пришлось, так сказать, оправдываться. На пресс-конференции после того, как Вам вручали все необходимые регалии, вы говорили о том, что Ваше имя связывают с одним одесским санаторием, и что вы к нему не причастны. Что это было, можете подробнее рассказать?

Ю. К.: — Вы абсолютно правы. Но дело не в том, что мне хотелось или пришлось оправдываться перед кем-то. Дело в одном очень уважаемом мной человеке – «ассенизаторе украинской политики» Шуфриче, избранном за «двадцатки», двадцатигривенные купюры, – это факт, я отвечаю за свои слова! Полторы тысячи человек на Черкасщине дали показания, как он стал народным депутатом. И на самом деле этот человек вошёл в сговор с группой людей «а-ля Боделан» и они хотели «раздерибанить» все одесские санатории, всё захватить, поделить и так далее. И когда ко мне обратились девяносто восемь сотрудников санатория «Фонтан», а это, в основном, женщины, я сказал: успокойтесь! Я благодарен и Ольге Михайловне Колинько (тогда – заместитель Генпрокурора – прим. «Реп.»), которая вмешалась, и мы остановили тот беспредел. Мы ждали, что будет нормальная честная власть, которая не даст «раздерибанить» последние санатории. «Фонтан», кстати, находится в не самом лучшем месте, пусть они на меня не обижаются, там нет выхода к морю… И вот: дойти до такого цинизма, чтобы в эфире всеукраинской передачи «Свобода слова» заявить, что у меня есть собственный санаторий! Я должен был сказать честно, глядя людям в глаза: я, Юрий Кармазин, не имел, не имею и не хочу иметь в своей собственности ничего того, что принадлежит вам. И для этого я попросил организаторов пресс-конференции, руководителей партии, чтобы пришла директор санатория – и если к ней есть вопросы, чтобы ей их задали. Я не знаю, задавали ли ей вопросы, но я хочу сказать: этот санаторий живёт вопреки власти. Он даже получил ещё какую-то прибыль, как они сказали – только за несколько месяцев перечислено в бюджет около ста семидесяти тысяч гривен. То есть, он обеспечил сохранение зарплат, рабочих мест, сохранение этого уникального уголочка, деревьев. А что мы получили в других санаториях?! Поучили коттеджи, трёхметровые заборы, отсутствие прохода к морю! Поэтому я не оправдывался, я говорил с одесситами. Я пользовался этой возможностью и говорил им правду. Я рассказал, почему я оказался в Никополе… тем более, в тот день я был среди одесситов. Я обещал своему семилетнему ребёнку, что буду с ним в тот вечер, первого сентября. Для меня самое страшное было в том, что я нарушил слово, которое дал ребёнку. Потому что там, в Никополе, должно было быть кровопролитие. Что мне нужно было выбрать? Я думал, если я скажу, что плохо себя чувствую, что всю ночь не спал – ехал из Винницы… Это всё правда, я действительно не спал, проехал четыреста километров. В Виннице был тяжёлый, напряжённый день, было две важнейших встречи, были колоссальные эфиры с интерактивным опросом, было просто много всего человеческого. Представьте, в зал, который принимает семьсот пятьдесят человек, поместилось тысяча двести шестьдесят один. Многие стояли, люди пришли услышать правду. И я сказал, что действующий премьер Тимошенко должна быть уволена, и я направил соответствующие документы Президенту. А на следующий день – Никополь. И я думал, что выбрать, что сказать людям, членам партии, что сказать председателю комиссии Виктору Мусияке? Сказать, что я бесконечно устал? А если там прольётся кровь? Я могу ходить – значит, я должен идти, ехать, лететь. У меня был один час свободный, я закрылся в кабинете и час поспал. И полетел. И Господь дал силы, Господь дал, что нападавшие отступили… И Господь просветил Президента! Я говорил в открытом эфире, Президент видел меня и слышал, что я говорю, он знает, что за неправедное дело я никогда не выступаю. Я сказал, что на судью надо надеть наручники, и тот судья, который сфальсифицировал решение, то есть, совершил преступление против правосудия, – сам отменил своё решение через день. А по этому решению, вернее, определению, должны были ввести четыреста милиционеров, из них почти сто сотрудников «Беркута». Что должно было быть? Кровопролитие! Я должен был его остановить. И я горжусь тем, что сегодня знают – представитель Одессы остановил всё это. И горжусь тем, что в Никополе из шестидесяти депутатов городского совета двадцать три – это представители «Блока Юрия Кармазина». Вот такое отношение в этом городе ко мне, человеку, который и не был в этом городе. Я впервые был в Никополе в тот день! Был в Днепропетровске неоднократно, в Кривом Роге, а там – нет. Но люди ответили таким доверием. И когда я был на Дне города, мне сказали, мэр сказал: «Я не принадлежу ни к одной партии, но я приглашаю только Вас – из всех депутатов». И тут идёт крёстный ход, несут мощи Серафима Саровского, несут иконы. Казацкая икона 1747 года – уникальнейшая, на серебре, с животворящим крестом, которая не принадлежит ни одной конфессии, а хранится в городском музее! И когда пришёл архиепископ Криворожский и Никопольский, я сказал людям: давайте пройдём крёстным ходом. И мы пошли. Знаете, люди были довольны, счастливы. Даже с тех, у кого больные ноги, – они не болели во время крёстного хода… И мне приятно, что к нам относятся через призму того, что мы не смотрим на то, в отношении кого нарушен закон. Вот например, в отношении Колесникова – представителя Партии регионов, с которой мы, вроде бы, враждуем. Председатель облсовета оказывается в тюрьме. Что мне было делать – злорадствовать, как все остальные? Я так не делал. Я изучил все документы, как координатор следственной комиссии, в три часа ночи позвонил Мусияке, сказал: человек по этому обвинению сидит незаконно. Потом суд это подтвердил. Но перед этим я сказал обо всём в эфире «5 канала», других…Люди сразу – как, чего это он его защищает? Да не Колесникова я защищаю, мне он «фиолетов», я его в тюрьме впервые увидел, по телевизору. Я защищал правду, принцип. Если потом вас посадят незаконно – вы же тоже ко мне обратитесь. Потом против Федура (адвоката Мирославы Гонгадзе – прим. «Реп.») возбудили уголовное дело. За что?! За то, что он защищал свою клиентку, мать убитого журналиста. Отстранили от дела… Вот какой негодяй Пискун! Я его таким и считал, всегда! Нельзя так.

В. Е.: — Юрий Анатольевич, давайте вернёмся к теме коррупции. Тема достаточно болезненная. Она в Украине была и, как мы узнали из СМИ, и остаётся. Как Вы считаете, что нужно делать для того, чтобы коррупции в стране было меньше?

Ю. К.: — Я глубоко убеждён: для этого нужно, чтобы те основополагающие принципы, о которых говорил Президент Виктор Ющенко, которые он провозгласил на Майдане и которые фактически поддержал народ – профессионализм, порядочность, патриотизм, – чтобы они исполнялись реально, де-факто и де-юре. На самом деле они не исполняются. Была болтовня о них – и ничего другого. Наоборот, были отходы от этих принципов – в пользу революционной целесообразности – отходы от соблюдения закона. Это страшно. Полностью наплевали на закон о государственной службе, например. Госслужащего можно было достать откуда угодно, из любого кооператива, присвоить ему какие угодно ранги! Но ведь законы написаны для того, чтобы их исполняли! Или тогда давайте напишем, что на этот период прекращается действие всех законов на территории Украины, в том числе Конституции! Но так же нельзя! Вот сегодня поднимается вопрос, что, мол, после неконституционного указа Президента… я поддерживаю Президента, я борюсь за Президента, в том числе и с его окружением, но когда он делает неправильные шаги – кто, как не те, кто рядом с ним, или кто шёл рядом (потому что я не рядом), скажет ему, что вот здесь что-то неправильно? И я сказал: да, Президент нарушил Конституцию, нарушил Закон «О милиции», где чётко написано, что есть такое подразделение – ГАИ. Для того, чтобы реформировать, – как сейчас делается – нужно внести изменения в этот закон (а этого никто не сделал), в Закон «О дорожном движении», в Кодекс законов «Об административных правонарушениях». Кто-то же должен сказать Президенту правду! Некому! Все лизоблюды, боятся, каждый от чего зависит, ждёт – может, мне орденочек дадут?! Так, может, и мне тоже молчать, может, и мне что-нибудь дадут?! На День независимости вон сколько орденов повесили, а Кармазину нет! Так и Кармазину, что ли, присвоить?! Это нормально будет?! Май, июнь, все уехали в отпуск, а я анализировал каждый показатель, куда ведёт кривая, что делается. И я сказал: это вредительство – сохранение дач этого правительства. Кармазин сказал, что сохранение у власти министра транспорта Евгения Червоненко – это удар по национальным интересам Украины! Сокращение тех грузопотоков, которые мы ещё имеем сегодня в Одесском порту… Кто ещё это сегодня делал?! Кто говорил, что нет сегодня такой должности – Госсекретарь Украины?! Кто это делал из политиков?! Да никто, все сидели и прятались! Тот получил свою квоту там, тот – там. Оппозиционная – когда-то! – фракция пополнилась за счёт доверенных лиц Кучмы… Давайте так: если цвет белый, то будет открыто его называть белым, кто бы ни стал Президентом – Ющенко, или Иванов, или Сидоров! А у нас так: твоя фракция «синяя» – значит, ты должен высказывать только «синие» мысли, ты не имеешь своих. Депутат должен иметь право и обязан говорить то, что неприятно слышать. А я знал: то, что я говорил, неприятно слышать Президенту и премьер-министру, и нелегитимному Генпрокурору. Я ещё в декабре сказал, что он нелегитимный, что назначение только готовится! Лекарства приятными не бывают, они всегда горькие!

В. Е.: — Видно тем, что они бывают только горькими, и объясняется заявление Тимошенко, что Вы – «правая рука Порошенко». Это было сказано как раз во время тех событий на Никопольском ферросплавном заводе. Скажите, действительно ли Вы – чья-то «рука», и каким политическим силам Вы симпатизируете?

Ю. К.: — Я отвечу так. Я пришёл в политику, когда был избран народным депутатом от Одессы – после того, как был депутатом горсовета. Я пришёл в неё на два года раньше госпожи Тимошенко: она стала политиком, когда у неё появились проблемы с российской прокуратурой – по поводу четырёхсот восьмидесяти миллионов долларов… Я пришёл в политику, когда она ещё приторговывала газом, причём, так – «восемьдесят пять на пятнадцать»: пятнадцать процентов Украине, восемьдесят пять – британским компаниям (может, это и ответ, почему там её дочка). Я горжусь тем, что в это время я «разруливал» ситуацию в Крыму: так, как это нужно моей стране, людям – чтобы никто не погиб. Я делал то, что говорил Господь. А она избралась на довыборах по Кировоградскому избирательному округу, к которому имеет такое же отношение, как я к балету, причём, я к балету, наверное, более причастен!.. Теперь по поводу «правых рук». Я в политике лет на десять больше, чем Порошенко. В задаче спрашивается: я могу быть правой рукой Порошенко – или я представляю самостоятельную политическую силу?! Наверное, самостоятельную! Партия, которую я возглавляю – Партия защитников Отечества, видите её эмблему, в ней все символы, единение и прочее, – так вот, она существует девять лет! Сколько существуют остальные партии? Вспомните – все те, партии, о которых вы спрашиваете! И последнее. Я согласен быть «правой рукой» хоть Господа Бога – но, к сожалению, пока даже не ассистент, все мы будем ассистентами в другой жизни – так вот, я согласен быть «правой рукой» у кого угодно, но не другим органом, каким бывают некоторые люди в иных ситуациях. Поэтому я являюсь «правой рукой» украинского народа. Даже тогда, в 1999 году, когда, понимая, что, как бабочка, обожгу крылья, шёл на президентские выборы – не для того, чтобы победить, а чтобы раскрыть людям глаза. На всю избирательную кампанию было потрачено меньше стоимости автомобиля, но я донёс тем людям, кому нужно, те зёрна, какие нужно. Эти зёрна сегодня проросли – и эти люди стали другими. Мои почти две тысячи выступлений сделали своё дело? Сделали. Аналитика активистов Партии защитников Отечества сделала своё дело? Сделала. Мы стояли на защите интересов Отечества. Поэтому наша партия теперь станет блокообразующей партией, фракция в парламенте будет называться фракцией «Блока Юрия Кармазина», так же будет и в Одесском горсовете, и в области. И, и в Сумах, и в Днепропетровске, этот процесс идёт во многих регионах. Представитель нашей партии стал первым вице-премьером автономной республики Крым. Мы победили на выборах мэра в Энергодаре. А кроме того – победили на выборах голов многих сельсоветов в Ивано-Франковской области. То есть так: с Запада на Восток, с Юга на Север. Сегодня задача поставлена такая: не менее пятидесяти народных депутатов, которые будут бороться за правду, закон и веру. Вот три критерия! Сможем мы это сделать – честь нам и хвала! Не сможем – не будет на политической карте Украины такого политика, как Юрий Кармазин. Вот кто я, и чья я «правая рука»! А на местных выборах я ставлю задачи, тоже достаточно амбициозные: это победа на выборах мэра города Киева, это победа на мэрских выборах в половине областных центров Украины, это победа на выборах в областные, городские и районные советы во всех без исключения областях. Потому что нет такого города или области, где бы представители нашей партии или блока чувствовали себя плохо…

Очевидно, у Вас напрашивается вопрос – какие ещё партии будут работать с нами? Я не могу, не имею права пока этого сказать. Я удивляюсь, как мои товарищи по парламенту это делают, не дождавшись партсъездов, не спросив у своих партий, готовы ли они, – а ведь этого требует закон о выборах. Ведутся переговоры, в разных форматах. Их проводят уполномоченные люди, на каком-то этапе подключаюсь я. Задача одна: объединить честных, порядочных политиков, за которых не придётся краснеть, о которых можно сказать: наши люди не подпускают нарушений, наши люди отвечают таким-то критериям, они будут помогать людям в таких-то вопросах, практически во всех. Мы проводили массовые акции – в Днепропетровской области, например. Высаживали деревья: число деревьев по числу членов партии – три тысячи. Проблема с саженцами возникла (смеется – прим. «Реп.»)!.. В острых вопросах мы всегда с людьми: когда нужно было защищать «Сельские вести», меня избрали почётным и пожизненным членом редакции. Почётным и пожизненным! И это было от души, потому что я их защищал, потому что люди увидели, что я туда вложил свою душу, своё сердце. И только видя, что Кармазина нет (я был сутки на Одесщине вместе с Виктором Ющенко), те силы решили, мол, сейчас мы их тут размажем! Люди в обмороке: Кармазина нет! И я ночью сел на транспорт в Измаиле, за ночь добрался до Киева, приехал прямо в суд. И были аплодисменты, потому что люди увидели: вот Кармазин, значит, будет победа. И была победа!

В. Е.: — Юрий Анатольевич, вопрос на тему депутатской неприкосновенности. С недавнего времени её в Украине стало больше – она распространилась и на депутатов местных советов. Как вы к этому относитесь, хорошо это или плохо?

Ю. К.: — Плохо. Господь создал нас одинаковыми. Может, для выполнения каких-то конкретных миссий и нужно то, что называется неприкосновенностью. Но она оговорена Конституцией. Это десять тысяч судей, это Президент, это четыреста пятьдесят депутатов Верховной Рады. Но если депутат причастен к заказам убийств – какая неприкосновенность? Что за бред? Нужно чётко оговорить – только при выполнении таких-то функций. Если депутат того или иного уровня связан с похищениями людей, с вымогательством собственности и т.д. – это нормально? Ненормально. Поэтому в 1994 году несколько депутатов, в том числе и я, написали заявления о сложении с себя депутатской неприкосновенности – даже находясь в оппозиции, в серьёзном противостоянии с Генеральным прокурором и руководителями других силовых структур… Это во-первых. Во-вторых – это противоречит решению Конституционного Суда и Конституции. Я понимаю, что это заигрывания с частью депутатского корпуса, но предоставлять неприкосновенность – двумстам пятидесяти тысячам человек! Может быть, стоило пойти на компромисс – особый порядок привлечения этих людей к ответственности. Это предложение внёс представитель Украинской народной партии Валерий Асадчев в 2003 году. Уже тогда была нестабильность, говорили о возможности давления на депутатов. Это действительно всё было. Когда люди проголосовали за Блок Виктора Ющенко, а их потом вызывали, «нагибали» в налоговых службах, в прокуратуре, в УБОПе, в СБУ – и они становились членами фракций СДПУ(о). Это же ненормально! Вот чтобы этого не было, и внесли такое предложение. Но оно было больше для политики, чтобы поговорить, так сказать. И вдруг на полном серьёзе это всё принимается – а Виктор Ющенко теряет время, чтобы наложить вето. Он должен был наложить вето, однозначно! И окружение его подвело – это точно. И министра юстиции уже не было, а другой ещё не назначен. Вернее, тот ещё был, но уже не работал – а давал интервью, как он хочет быть министром юстиции. Зачем? Лучше иметь документы об образовании, это полезней.

В. Е.: — Если бы Вам сегодня предложили вакантный пост Генерального прокурора, что бы Вы ответили?

Ю. К.: (смеется) — Если бы это случилось в минувшем январе – я бы согласился. Если бы сегодня, то я бы собрал своих людей — и очень советовался бы. Потому что мы ведём борьбу за правду, за веру и закон, и нужно выбрать – что лучше. Нужно было спросить, глядя людям в глаза. Кроме того, Генпрокуратура развалена, коррумпированность колоссальная. Я не завидую человеку, который придёт на место Генпрокурора, потому что эти пороки приобрели системный характер даже в Генеральной прокуратуре – в органе, который когда-то был «чистым».

В. Е.: — В марте этого года вы выступали за то, чтобы решении об избрании в 2002 году одесского мэра было пересмотрено. Вскоре после нашей с Вами «Партии» это произошло, суд принял такое решение. Как Вы оцениваете деятельность новой городской власти, Вы удовлетворены деятельностью нового мэра за прошедшее полугодие?

Ю. К.: — Я сегодня разговаривал с мэром по телефону (я не имел возможности подъехать к нему, был всё время на встречах) и сказал, что имею огромные претензии к управлению коммунальной собственностью – раз. Я имею претензии к работе заместителя мэра господина Кучука – два. Огромные претензии к работе «гуманитарного» вице-мэра господина Куренного. Даже не я имею – избиратели. Они заваливают меня письмами. Поэтому я сказал мэру: Эдуард Иосифович, мне очень нравится, что заасфальтирована очередная дорога, мне очень нравится, что там-то убраны киоски, очень нравится, что наконец поступила и идёт на высшем уровне тяжба о сносе двух этажей здания по переулку Чайковского – возле оперного театра, это вы всё правильно делаете. Но! Серьёзнее контролируйте своих заместителей! Одесситы всё чувствуют… Одесситы вообще уникальный народ! Никто так не чувствует, как они!.. Так вот, я сказал: или воспитывайте своих подчинённых, или ставьте вопрос об увольнении!

В. Е.: — И последний вопрос. Как я уже говорил, после нашей с Вами «Партии» в Одессе сменилась власть. Чего ждать после этой программы?

Ю. К.: (смеётся) – Прекрасный вопрос, спасибо! Я думаю, что следует ожидать улучшения ситуации в стране. Люди так устали ждать, опять что-то менять… Но я Вам скажу по секрету, и всем одесситам скажу по секрету: сегодня без устранения руководства Государственной налоговой администрации изменить ситуацию в стране невозможно. Их надо менять – и срочно. Господин Киреев, это я для Вас и ваших подчинённых в Одессе говорю! Это первое. Второе – необходимо отменять некоторые решения, принятые Президентом и предыдущим правительством. Это нужно делать очень быстро – по губернаторам в областях, по заместителям Генерального прокурора по областям. Даже в Кировоградской области – «заместитель Генерального прокурора тире прокурор области»! Должен сказать по Одессе, по порту. Нужно устранять такие структуры, как «Укрморпорт». Это структура, противоречащая Кодексу торгового мореплавания, противоречащая здравому смыслу. Я – за то, чтобы вернуть Украине славу владычицы морей. И я уверен: скоро мы опять с вами встретимся и всё, что я сказал, – сбудется. Даже газета моих политических противников – «2000» – назвала меня Оруэллом, именем известного английского писателя-провидца. У него немало напоминает мне то, что сегодня происходит в Украине, хотя написано оно много-много лет назад.

В. Е.: — История повторяется…

Ю. К.: — Да, история повторяется и учит тому, что многих она ничему не учит… Я хочу пожелать одесситам, чтобы они были с теплом – в доме и в сердце, чтобы Господь был с ними! Чего желаю и вашей телекомпании!

Популярность: 46% [?]